2018 год, №2

Содержание выпуска
Война на севере Мали и ислам в Стране догонов. Заметки очевидца
Куценков Пётр Анатольевич
Стр. 5 — 14
Статья основана на опыте полевой работы автора в Мали в 2015-2017 гг. Ислам в Мали существует больше тысячи лет. Устная традиция и письменные источники не зафиксировали каких-либо религиозных войн, хотя были известны отдельные конфликты на религиозной почве. Догоны долгое время сохраняли верность своей традиционной религии, но в конце прошлого века началось их массовое обращение в ислам. Это привело к изменению традиционной культуры, хотя многие её формы не противоречили нормам шариата. Но положение начало меняться после начала войны на севере Мали в 2012 г. В результате этих событий у догонов ислам начал ассоциироваться с исламским радикализмом, что привело к утрате былого престижа новой религией. В результате те, кто ранее скрывал приверженность традиционным культам, начали открыто практиковать их. Восстанавливаются старые языческие обычаи и ритуалы. По-прежнему существуют и действуют языческие общества масок. Мечети в Стране догонов приходят в запустение, а местное мусульманское духовенство настроено весьма пессимистично. Однако в открытую форму конфликт между приверженцами традиционных религий и мусуль-манами не переходит, чему способствует система шуточного родства. Надо отметить, что такие радикальные изменения в конфессиональных предпочтениях догонов произошли за два или три года.
Джадидизм как часть российского исламского дискурса (современные историографические оценки)
Сенюткина Ольга Николаевна
Стр. 15 — 29
Мусульмане Российской империи в восприятии российской политической элиты, как правило, были религиозными традиционалистами. Обновленческие процессы в мусульманском сообществе рубежа XIX-XX вв. явились во многом неожиданностью для верхушки общества и заставили её серьезно задуматься о возможных перспективах дальнейшего движения ислама в сторону обновленчества. В чем же суть явления, именуемого джадидизмом, сломавшего стереотип восприятия, существовавший в сознании облеченных властью людей? Как его понимают историки? Статья дает подробный историографический материал, позволяющий уяснить основные позиции мирового современного академического сообщества по проблеме появления и деятельности новаторов в мусульманской российской среде. Автор концентрирует внимание читателя на времени и сути явления, именуемого джадидизмом.
К предыстории Болгарской исламской академии: столкновение «интеграционного» и «националистического» дискурсов
Гибадуллин Рустам Марсельевич
Стр. 30 — 45
Статья посвящена актуальной проблеме в развитии системы исламского образования в России - противоречию между сторонниками и противниками интеграции этой системы в образовательное пространство исламского мира. Проблема рассматривается на примере общественной дискуссии, которая происходила в Татарстане в период подготовки и реализации федерального образовательного проекта. Автор считает, что эта дискуссия затронула базовые представления российских мусульман о перспективах и стратегии их религиозного возрождения в целом, в частности проблему выбора приоритетов между интеграцией с миром ислама и стремлением к автономии от него. Поэтому, анализируя позиции сторон, используемые ими ключевые понятия, образы, критерии и способы аргументации, автор через призму этих позиций усматривает дискурсы, которые характеризует как «интеграционный» и «националистический». В статье также осмысливается глубина и суть противоречия между двумя дискурсами, которые соотносятся с политическими установками государства.
К вопросу о тайном съезде студентов-мусульман в Киеве (1913-1915 гг.)
Брилев Денис Валентинович
Стр. 46 — 58
Статья посвящена тайной подготовке Всероссийского съезда студентов-мусульман в Киеве в 1913 г. На основании архивов Киевского губернского жандармского управления и мемуаров участников событий освещен процесс подготовки организационного съезда, его цели и задачи. Показана роль в организации тайного съезда и включении его в общеимперский мусульманский контекст известного татарского писателя и революционера Г. Ибрагимова. Изучен процесс политизации Киевского съезда, происходивший под влиянием революционно настроенных участников, представлявших татар-мусульман Поволжья и Приуралья. Рассмотрен состав участников Киевского съезда и показано, что социально активное мусульманское студенчество того времени включало как революционно настроенные круги, так и представителей интеллектуальных и политических элит мусульманского сообщества Российской империи, искавших возможности для улучшения положения мусульман империи. Выделены причины провала планируемого съезда. Среди них: активная профилактическая работа жандармерии в му-сульманских регионах империи и наличие агентов охранки среди вовлеченных в организацию съезда студентов-мусульман, политизация программы съезда, что привлекло внимание тайной полиции. Проанализированы вероятные причины слабой реакции силовых структур Российской империи на данный съезд, среди которых выделены: вмешательство представителей мусульманской элиты Российской империи, маргинальный характер «мусульманского вопроса» для Киевской жандармерии. Отмечена особая роль депутата Думы IV созыва, представителя мусульманской фракции Ибнамина Ахтямова в урегулировании вопроса с арестом студентов-мусульман. Сделан вывод о том, что рассматриваемый съезд стал проявлением объединительных тенденций в среде мусульманского студенчества, происходивших накануне Первой мировой войны.
Мусульманские государства и региональный вооруженный конфликт в Афганистане (1979-1989 гг.): основные мотивы вовлечения
Рабуш Таисия Владимировна
Стр. 59 — 70
Автор рассматривает мотивы вовлечения некоторых государств Ближнего и Среднего Востока в процесс оказания помощи афганским антиправительственным вооруженным группировкам в ходе афганского вооруженного конфликта с непосредственным участием советских войск, известного также как «афганская война» (1979-1989 гг.). Этот вопрос необходимо изучать, поскольку в настоящее время разные государства исламского мира нередко вовлекаются в вооруженные конфликты в сопредельных странах, и поэтому важно представлять возможные мотивы такого вмешательства, опираясь на опыт прошлого. Особое внимание в статье уделяется причинам вовлечения в афганский вооруженный конфликт (на стороне моджахедов) таких государств, как Иран, Саудовская Аравия, Пакистан и Египет. Автор делает вывод, что мотивы защиты ислама и борьбы с «неверными» отнюдь не во всех случаях были определяющими в процессе принятия решения об оказании помощи афганским мятежникам правительствами этих государств. Религиозный фактор был в данном вопросе наиболее значимым для Саудовской Аравии и Ирана (хотя возможности Ирана по предоставлению помощи афганским повстанцам были ограничены), в то время как для Пакистана и Египта ключевую роль играли иные мотивы (сближение с Западом и получение от него военной помощи, а для Пакистана также были важны этнический и территориальный факторы).
Локальные сообщества и философские аспекты безопасности в мусульманском контексте
Чудинов Сергей Иванович
Стр. 71 — 83
Многие ведущие западные теоретики в области социального знания принимают как неизбежное движение современной цивилизации от локальных этнокультурных (этноконфессиональных) сообществ и наций к трансграничному глобальному социуму. Этот идеал, как правило, обосновывается потребностью в создании пространства глобальной безопасности. В статье на примере социально-философского анализа традиционных локальных сообществ (джамаатов) в мусульманской социальной среде показано, что в условиях социальной турбулентности и глобально неустойчивого мира роль таких сообществ в обеспечении общественной безопасности на микроуровне только возрастает. Органические локальные сообщества устремлены к онтологической основе социальности, поскольку воспринимают социальные связи и явления как сопряженные с метафизическим устроением мира и общением личностей в духовном смысле, а не коммуникацией атомизированных индивидов, волюнтаристически конструирующих ложные идентичности.
Традиции халяль и харам в культуре питания татар и таджиков (по материалам этносоциологических исследований в Татарстане)
Столярова Гузель Рафаиловна, Рычков Сергей Юрьевич, Рычкова Надежда Васильевна, Маддахи Машизи Джавад
Стр. 84 — 93
Статья посвящена анализу вариаций канонической исламской культуры питания на примере представителей двух мусульманских общин г. Казани - татар и таджиков. Работа выполнена на стыке этнологии, социологии и религиоведения с использованием таких теоретико-методологических подходов, как нормативно-ценностный и компаративистский. Эмпирический материал собран путем этносоциологического опроса с заполнением стандартизированного вопросника по репрезентативной выборке (татары) и с применением метода «снежного кома» (таджики). В центре внимания - основной критерий, определяющий все сферы жизнедеятельности мусульман, - принцип дозволенности/недозволенности (халяль/харам) и его отражение в гастрономическом поведении сравниваемых референтных групп. На конкретном статистическом материале показано, что существуют реальная вариативность единого исламского канона и основания для выделения мусульманских субкультур внутри единой исламской культуры питания. В статье впервые в отечественной историографии рассматривается зависимость культуры питания различных мусульманских общин от канонических исламских предписаний и проводится их сравнительный анализ на основе оригинальных источников, часть которых (относящаяся к татарам) впервые вводится в научный оборот. Авторы при реализации научного проекта одними из первых обращаются к детализации многообразных аспектов культуры питания, исследуя их детерминированность религиозными факторами.
Мэшрэп как обычай мужских собраний уйгуров Синьцзяна
Буяров Дмитрий Владимирович
Стр. 94 — 105
В статье рассматривается обычай мужских товарищеских собраний у уйгуров в Синьцзяне, являющемся территорией их компактного проживания. Хронологические рамки исследования определены XIX-XX вв. - временем, когда отечественные и западные исследователи начинают описывать мэшрэп. Анализ данного обычая позволяет классифицировать его как проявление традиционного общественного быта и духовной культуры. Изучение мэшрэпа свидетельствует об общепринятых форме и содержании данных мужских собраний в Синьцзяне, которые обладали также определенными районными различиями. Мэшрэп можно считать своего рода синтезом доисламских обычаев и элементов исламской религии. Мужские объединения, характерные для оседлых народов Центральной Азии, у уйгуров отличались рядом специфических черт и глубоко укоренились в народной исламской культуре. В своем развитии традиция мэшрэпов прошла длительный путь, превратившись к XIX в. не только в комплекс меро-приятий развлекательного характера, но и в некоторой степени в фактор национальной консолидации. Посредством мэшрэпа осуществлялось коллективное воспитание молодежи. Юноши учились вести себя в обществе, а также усваивали основополагающие нравственные и культурные ценности своего народа. Можно полагать, что в мэшрэпах происходило формирование общественного мнения, отвечающего требованиям своего времени и этнокультурным установкам населения региона. Неслучайно религиозно-культурное содержание традиционных вечеров по-прежнему сохраняет свою актуальность и в настоящее время. Особое внимание в статье обращается на структурные компоненты и этикетно-игровой характер мэшрэпа, который отличался строгим регламентом, а также выполнял социально-воспитательные и религиозно-культурные функции.
Синкретизм традиционных верований и ислама у народов Дагестана в начале XXI века: магический обряд связывания пасти волку
Сефербеков Руслан Ибрагимович
Стр. 106 — 118
В статье на основе полевого этнографического материала, собранного автором в различных районах Дагестана, и специальной литературы описывается сохранившийся до нашего времени магический обряд связывания пасти волку. Обряд заключался в том, что мулла или знахарь, читая определенные аяты из Корана и проделывая определенные манипуляции с холодным оружием или веревкой, заговаривал от зубов хищника определенную территорию пастбища, на которой потерялась домашняя скотина. Этот обряд исполняли как мусульманские священнослужители и знатоки ислама, так и местные жители, знавшие его детали. Семантика обряда и применявшиеся в нем символические действия были направлены на блокирование действий хищников на определенной сакральной территории с целью сохранения жизни домашним животным. По мнению автора, зарождение этого обряда произошло в глубокой древности, в эпоху становления первобытной родовой общины земледельцев и скотоводов. Истоки обряда восходят к ранним формам религии - зоолатрии, промысловому культу, культу волка, культу железного оружия и связаны с различными поверьями - магией слова, чисел, связывания, текучей воды и др. Восходящие к магии продуцирования аграрные обычаи и обряды, были направлены на сохранение и приумножение урожая и скота, защите их от болезней, падежа и зубов хищника. Как считает автор, первоначально обряд связывания пасти волку выполнял жрец (шаман, колдун, знахарь, охотник). После принятия ислама это делал мулла (дибир, алим или любой другой сведущий в обряде человек). Языческие заклинания были заменены аятами из Корана. Функциональная необходимость его бытования в хозяйстве скотоводов и особенности менталитета дагестанцев (приверженность к традиционным верованиям и обрядам) обусловили устойчивость этого обряда в советское и постсоветское время. Его можно рассматривать как одно из проявлений «традиционного» или «бытового» ислама в Дагестане.
Религия и наука через метрику истинности (К 70-летию М.И. Билалова)
Магомедов Камиль Магомедович
Стр. 115 — 119
В статье раскрываются некоторые стороны многогранного творчества известного ученого, доктора философских наук, профессора М.И. Билалова, 70-летний юбилей которого отмечается в этом году. В ней отмечается широкая общественная и организационная деятельность юбиляра, который является членом Экспертного совета ВАК по «теологии», членом редакционной коллегии нескольких авторитетных российских журналов, руководителем комиссии по формированию институтов гражданского общества, межконфессиональных и межнациональных отношений и соблюдения прав человека Общественной палаты РД. С учетом специализации журнала основное внимание в статье уделяется анализу той части научно-исследовательской деятельности ученого, которая имеет религиоведческую и исламоведческую направленность. Прежде всего, это его вклад в осмысление познавательной культуры и гносеологической метрики религиозного сознания, проблем истины и региональных аспектов формирования гражданского общества.