2017 год, №9

Содержание выпуска
Каменные сверленые орудия из коллекции Ялтинского историко-литературного музея
Ступко М.В.
Стр. 11 — 22
Объектом изучения стала подборка каменных сверленых орудий, найденных в разное время в г. Ялта и в ее окрестностях как случайные находки. В настоящее время они хранится в Ялтинском историко-литературном музее. Речь идет о каменных сверленых топорах-молотках, молотах и кирках. В ходе исследования было установлено, что первые из них есть все основания отнести к орудиям ямной культурно-исторической общности. Наиболее показательным образцом этой группы является каменный клевец, прямые аналоги которому находятся в памятниках степного энеолита Причерноморья и позднего Триполья. В результате исследования был сделан вывод, что Южный берег населяли племена тех же культурно-исторических общностей, что и Степи Северного Причерноморья и предгорья Крыма.
Тшинецкий культурный круг - связующее звено между Балтийским и Черноморским регионами в эпоху поздней бронзы (2 тыс. до н.э.)
Лысенко С.Д.
Стр. 23 — 66
Тшинецкий культурный круг (ТКК) представляет собой группу родственных археологических культур позднего бронзового века лесной и лесостепной зон Восточной Европы. Он охватывает территорию от бассейна Одера на западе до бассейна Десны на востоке, от Прибалтики на севере до границы правобережной лесостепи и степи на юге. Ареал ТКК разделяется на Западный (бассейн Балтийского моря) и Восточный (бассейн Чёрного моря) массивы. К западному массиву относится тшинецкая культура, к восточному - комаровская (в лесостепи) и сосницкая (в Полесье) культуры. Единственной категорией культурно значимых артефактов для всего ареала ТКК является керамический комплекс, в первую очередь тюльпановидные сосуды S-видного профиля и чаши. Истоки морфологии сосудов с S-видным профилем прослеживаются в археологических культурах эпохи средней бронзы Южной Прибалтики (сосуды типа Riesenbecher). На протяжении всего развития на ТКК оказывали влияние культурные образования степной зоны Восточной Европы. Прослеживается проникновение тшинецко-комаровской керамики и металлических украшений в ареал степных культур Северо-Западного Причерноморья.
Греческая колонизация Синдики
Новичихин А.М.
Стр. 67 — 96
В результате археологических исследований района Анапы - территории исторической Синдики, было установлено, что первые контакты греческого мира с местным населением относятся к концу VII - началу VI вв. до н.э. Активное освоение эллинами побережья Синдики начинается во второй половине VI в. до н.э., когда здесь возникают Алексеевское и Анапское поселения. Анапское поселение вскоре становится значительным раннегреческой центром. Вероятно, именно эта колония известна античным авторам как Синдика или Синдская гавань. Следы разрушений и пожаров конца VI-V вв. до н.э., отмеченные при археологических раскопках, указывают на нестабильную обстановку в Синдике до ее вхождения в состав Боспорского государства и возникновения на месте Синдской гавани боспорского полиса Горгиппия. Материалы некрополя Анапского поселения и немногочисленные эпиграфические памятники свидетельствуют об этнической неоднородности состава его населения, включавшего выходцев из греческих центров и представителей варварских народов
Казарма» в Портовом районе города: основные итоги исследования (взгляд из Херсонеса)
Ушаков С.В.
Стр. 97 — 126
В статье представлены результаты археологических исследований комплекса построек, известных в историографии как «Казарма» в Портовом районе Херсонеса, проведенных совместной экспедицией Харьковского государственного университета и Национального заповедника «Херсонес Таврический» в 1993-1998 гг. В ходе работ было завершено изучение всех основных составных частей этого архитектурно-археологического комплекса: Центр «Казармы», «Галерея», помещений 35, 36 (А, Б, В, К), 38, 61, 63 и др. Была осуществлена его графическая фиксация. Также в ходе работ была прослежена стратиграфия напластований культурного слоя. Получен значительный массовый археологический материал. Результаты его изучения позволяют проследить основные этапы строительной истории и реконструировать внешний вид «Казармы».
«Княжеские» находки и центры власти гуннского времени на периферии понтийской степи
Казанский М.М.
Стр. 127 — 137
Рассматривается география распространения т.н. «княжеских» находок, относящихся к последней трети IV - первой половине V вв. на северной и западной периферии причерноморских степей, занятых в то время гуннами. Данные находки связаны с оседлым населением, поскольку располагаются на территории, где фиксируются археологические культуры оседлых варваров. География их распространения позволяет выявить центры власти, варварские «королевства» на окраине гуннской степи. Вне всякого сомнения, эти центры власти находились в зоне военно-политического доминирования гуннов. По отношению к зависимым от них оседлым варварам, гунны применяли две формы управления. В первом случае власть осуществлялась через посредство назначенного гуннами наместника. Вторая форма управления предполагала существование вассальных варварских политических образований, где гунны использовали власть местной оседлой аристократии.
Византийский разновес, найденный на территории Гурзуфа
Манаев А.Ю., Новиков С.А., Турова Н.П., Чореф М.М.
Стр. 138 — 144
Предметом изучения стал разновес, найденный в 2017 г. Он был отлит из бронзы. На нем различимы крест и обозначение веса - «ΓΒ». Так что есть все основания атрибутировать его как гирьку в 2 унции. Однако процесс ее изготовления не был завершен. Гурт гирьки не был отшлифован, на ее сторонах отсутствуют следы инкрустации серебром. Вернее всего, разновес был забракован после первого же взвешивания. Ведь он весит значительно меньше стандарта. Полагаем, что изучаемый разновес был изготовлен на месте, вполне возможно - на территории Гурзуфа. Ведь трудно себе представить, что бракованную, неоформленную должным образом гирьку привезли из другого центра. Это обстоятельство позволяет сделать исторический вывод. Допускаем, что Горзувиты были достаточно важным торговым центром региона, для потребностей которого было налажено производство разновесов.
О торговых связях города на плато Эски-Кермен с Херсоном (по материалам строительной керамики)
Завадская И.А.
Стр. 145 — 164
В статье вводится в научный оборот комплекс черепицы 1-й группы по херсонесской классификации, обнаруженный в ходе раскопок городского квартала на плато Эски-Кермен в 2003-2008, 2013, 2015-2017 гг. (руководители А. И. Айбабин и Э. А. Хайрединова). Признано, что эта группа черепицы производилась в средневековом Херсоне или в его округе. На раскопанной части квартала Эски-Кермена ее объем составил 9,7% от общего количества черепицы. Основная масса обнаружена в слоях разрушения помещений усадеб II и III. Вероятно, незадолго до гибели квартала в конце XIII в., привезенную из Херсона черепицу использовали при реконструкции крыш этих усадеб. Многие керамиды имели рельефные метки в виде греческих букв, условных знаков, изображений животных, птиц и людей. Часть из них идентичны черепицам из раскопок Херсонеса. Таким образом, черепица наряду с другой ремесленной продукцией входила в ассортимент товаров, привозимых из Херсона на плато Эски-Кермен.
Новый спелеоархеологический объект на Южном берегу Крыма (по материалам раскопок 2015 г. в пещере им. И. Белянского)
Турова Н.П.
Стр. 165 — 200
Одной из актуальнейших задач, стоящих перед археологами, работающими на территории Горного Крыма, является своевременное изучение объектов с хорошо сохранившимися древними слоями. Учитывая это обстоятельство, сотрудники «Ялтинского историко-литературного музея» в 2015 г. провели раскопки на территории пещеры им. И. Белянского, обследованной спелеологами в 2011 г. В результате был обнаружен новый спелеоархеологический объект, который использовался на протяжении нескольких веков. Найденные здесь артефакты и антропологические находки говорят о том, что в пещере могло быть устроено раннесредневековое кладбище. Пещера могла быть и временным убежищем. Кроме того, пещера имела хозяйственное значение. В летнее время она служила своеобразным «холодильником». Об этом говорит обнаружение железных крюков. Однако культового значения пещера не имела.
Оборонительные сооружения ранневизантийского Херсона: реконструкция и развитие городской фортификации в IV-VI вв.
Вус О.В.
Стр. 203 — 247
В статье на основе изучения и анализа архитектурных и эпиграфических памятников, нарративных источников и археологических артефактов, рассматриваются вопросы организации надежной инженерной обороны Херсонеса Таврического (Херсона) в IV-VI вв. Автор выделяет несколько этапов византийского военного строительства в городе и приходит к выводу о перманентности этого процесса. В работе акцентируется внимание на главных причинах проведения военно-инженерных мероприятий - подготовке к отражению нападения кочевых народов гуннов (в 375 г.) и тюркютов (в 576 г.); реализации общегосударственной военно-строительной программы Юстиниана I (527-565), а также необходимость восстановления фортификаций Херсона после разрушительных землетрясений 480, 554 и 557 гг. Автор констатирует, что возведенные в конце IV в., последней четверти V в., первой трети и второй половине VI вв. оборонительные сооружения надежно защитили Херсонес (Херсон) от вражеских вторжений и обеспечили стратегические интересы Византии в Северном Причерноморье.
Византийские (средиземноморские) мечи с перекрестьями с муфтой IX-XI вв.
Баранов Г.В.
Стр. 248 — 283
В статье рассматривается группа раннесредневековых мечей с перекрестьями, имеющими в своей конструкции три основных части: втулку, упор и муфту. Значительное число находок таких мечей и отдельных перекрестий происходит с территории Восточной Европы, и охватывают хронологический отрезок с первой половины IX в. (возможно со второй половины VIII в.) до XI в. включительно. Перекрестья такой конструкции характерны для средиземноморского региона, а их распространение в Восточной Европе следует связывать с влиянием Византии, в искусстве которой мы можем увидеть аналогии археологическому материалу. Выделяются три основных типа таких перекрестий и формулируется направление их эволюции - уменьшение высоты втулки и муфты, и увеличение длины упора. Описываются два типа наверший рукояти таких мечей и сохранившиеся элементы ножен. Мечи данной группы с территории Восточной Европы следует ассоциировать с основным типом длинноклинкового оружия византийской армии - спафой.
The Import of Gun Barrels and Their Price in Georgia in 17th - 18th cc.
Tabuashvili Apolon
Стр. 284 — 293
Огнестрельное оружие изготовлялось в Грузии с XVII-XVIII вв., в результате чего они были широко распространены среди населения. В XVII и особенно XVIII веках грузины, в массе, пользовались огнестрельными ружьями. Кроме того, продукция, произведенная в Тбилиси, распространялась в соседние страны. В кремнёвых ружьях были три основных компонента: оружейный ствол, ударно-кремнёвый замок и приклад. Как свидетельствуют источники, в Тбилиси ударно-кремнёвые замки и приклады производились на месте. Что касается оружейных стволов, тут наблюдается другая картина. Обычно для производства огнестрельного оружия в Тбилиси и в остальной части Грузии использовались импортированные оружейные стволы из Крыма. Именно из-за крымских стволов в Грузии самым распространённым названием огнестрельных ружей было «Кирими»/«Хирими». В Оружейном фонде этнологии и новой истории Национального Музея Грузии (Музей Грузии им. Симона Джанашия) хранятся сотни ружей с импортированными из Крыма оружейными стволами. Импорт оружейных стволов был хорошо документирован в грузинском налоговом тарифе, который позволяет ученым определять цены на оружие в те времена.
О «пещере Парфенон» в Херсонесе
Сорочан С.Б.
Стр. 297 — 310
Проблема локализации «пещеры Парфенон», о которой сообщают «Жития епископов Херсонских», неоднократно становилась предметом научного исследования. В результате на научное обсуждение было вынесено множество версий, по мнению их создателей, позволяющих определить ее расположение. Мое исследование было проведено с целью разбора этих гипотез. Изучив вопрос, прихожу к выводу, что данные топографии Херсонеса-Херсона позволяют наиболее убедительно связать искомый памятник с мартирием с подземной криптой в квартале III в восточной части города. Святилище, существовавшее здесь, в нескольких десятках метров от теменоса Парфенон, возможно, с конца эллинистической эпохи или с первых веков н.э. В IV в. оно было заброшено, а на его месте возник хозяйственный комплекс ранневизантийского времени. Затем, после неизвестных нам событий, скорее всего, связанных с благочестивыми поисками горожанами своих христианских реликвий, оно вновь стало местом поклонения христиан, устраивавших взамен языческих свои святыни.
Византийский мрамор Херсонеса Таврического: начало изучения
Хрушкова Л.Г.
Стр. 311 — 341
В статье рассмотрено начало изучения мраморных архитектурных деталей, привезенных в Херсонес из византийских мастерских. Первым автором, который обратился к изучению ранневизантийских базилик Херсонеса и их мраморного декора, был А. Л. Бертье-Делагард. Он сделал важный вывод о происхождении мраморов из Проконнесса, однако предложенные им датировки не подтвердились. К сожалению, раскопки Херсонеса под руководством Археологической Комиссии велись не профессионально, поэтому сведения о том, с каким сооружением связаны капители и другие элементы, отсутствуют. Издание каталога мраморов, задуманное Д. В. Айналовым, не состоялось. Впервые описание, типологическая и хронологическая классификация мраморов Херсонеса были осуществлены А. Л. Якобсоном, спустя свыше столетия с четвертью после начала раскопок базилик Херсонеса.
К вопросу о некоторых памятниках Херсонеса Таврического и средневековой грузинской архитектуры
Силагадзе Нино
Стр. 342 — 352
Как известно, в раннехристианскую эпоху существовали тесные связи между херсонесской и грузинской церквями, на что указывает ряд исторических письменных источников. В нашей статье рассмотрены архитектурные особенности херсонecских крестообразных церквей и некоторых, аналогичных по своей типологии, памятников грузинского средневекового зодчества. Как показывает анализ этих образцов, в эволюции некоторых типов культовой архитектуры обоих регионов можно найти множество общих черт. Все примеры зодчества Крыма, рассмотренные далее, обнаружены на херсонесском городище и его окрестностях в результате археологических раскопок. Как отмечает А. Якобсон, в Херсонесе сохранилось 6 раннехристианских церквей с планом в виде т. н. греческого равностороннего креста. Предмет нашего интереса - архитектурно-типологические черты этих зданий, которые, по нашему мнению, имеют много общего с аналогичными церквями средневековой Грузии.
Нижнедонская контактная зона взаимодействия номадов и оседлого населения в первые века н.э.
Вдовченков Е.В.
Стр. 355 — 366
Статья посвящена освещению одной из актуальнейших проблем истории античного Северного Причерноморья: изучению ситуации в Нижнедонской контактной зоне в первых веках н.э. Ее специфика определялась взаимовлиянием античного и варварского иранского мира с одной стороны, а также взаимодействием оседлого и кочевого населения региона с другой. В Нижнем Подонье в I-III вв. н.э. обитали три разных этнокультурных группы: кочевники сарматы, греки - жители Танаиса, а также меоты в городищах на правом и левом берегах Дона. На основе данных анализа археологических данных и письменных источников рассматривается специфика Нижнедонской контактной зоны как результат эволюции в трех взаимосвязанных плоскостях: экономической, этнокультурной и политической. Обращается внимание на освещение проблемы сарматизации Танаиса и меотских городищ, а также на выявление особых культурных практик, возникших в Нижнедонской культурной зоне.
Древний Китай согласно данным «Древнеармянской географии» или «Ашхарацуйц»-е
Арутюнян А.Ж.
Стр. 367 — 374
В «Древнеармянской Географии» (или «Ашхарацуйц»-е - дословный перевод «Показ мира») последней среди всех стран Европы, Африки и Азии упоминается Китай, который авторы источника делят на две части, упоминая его как 37-ую и 38-ую страну мира. Авторы описывают не только территории этих стран, но и уделяют большое внимание орографии, природе и традициям жителей страны. К сожалению, нет сведений о его административно-территориальном делении, которые мы находим в «Ашхарацуйц»-е при описаниях почти всех других стран мира. Зато в данном источнике подробно рассмотрены природные ресурсы и богатства Китая, особенно 37-ой страны. Мы попытались объяснить причины, по которым Китай был разделен авторами на два условных государства.
Византийцы на Боспоре VI в.
Болгов Н.Н.
Стр. 375 — 380
В статье рассматривается история византийского завоевания Боспора Киммерийского в VI в. через призму просопографического подхода. Автор кратко характеризует биографические сведения об основных действующих лицах этих событий, сведения о которых сохранились в письменных источниках. Анализ этой информации позволяет сделать выводы о том, что завоевание новой целой страны (а не реставрация власти империи, как это имело место в других случаях эпохи Юстиниана) было связано с деятельностью крупнейших аристократов, членов императорской фамилии (Проб), а также крупных военных командиров армии Юстиниана варварского происхождения (Годила, Бадуарий). В процессе исследования показываются как карьерные достижения указанных лиц, так и их роль с истории Боспора. В заключении дается типологическая оценка боспорского региона в истории завоеваний Юстиниана.
Торговля на Среднеднестровском Левобережье в IX-XIII вв.
Маярчак С.П.
Стр. 381 — 387
Предметом изучения являются торговые отношения в IX-ХІІІ вв. на Юге Восточной Европы, а, точнее, в одном из регионов Древней Руси - на Среднеднестровском Левобережье в пределах Хмельницкой области Украины. Значительное внимание было уделено выявлению торговых путей, проходящих по этой территории. В ходе исследования были обобщены и исследованы факты, пригодные для освещения торговых отношений в регионе в IX-XIІІ вв. В результате мною был сделан вывод, что торговля в регионе преимущественно имела форму товарного обмена. Причем в ней участвовало население поселений различных социальных типов. Было установлено, что из региона экспортировали, прежде всего, продукты сельского хозяйства и промыслов: мех, мед, воск, рыбу.
Пискаревский летописец как источник по истории русско-крымских отношений 1570-х - 1590-х гг.
Солодкин Я.Г.
Стр. 388 — 394
Сложившийся в окончательном виде в середине XVII в. Пискаревский летописец, в основе оригинальной части которого лежат «записки» московского приказного человека, содержит довольно пространные статьи, посвященные крымским нашествиям 1571, 1572 и 1591 гг. на российскую столицу, а также Серпуховскому походу царя Бориса Федоровича. Эти статьи, вышедшие, судя по стилю и кругу интересов, из-под пера одного лица, сохранили немало уникальных, зачастую вполне достоверных сведений (особенно о пожаре Москвы в мае 1571 г. и боях близ нее спустя два десятилетия), передают устную традицию (ощутимую и в некоторых других нарративных памятниках той поры) либо запечатлели воспоминания современника, хотя иногда обнаруживают и зависимость от «разрядов».
Караимская коллекция из фондов Центрального музея Тавриды
Прохоров Д.А.
Стр. 395 — 437
Объектами изучения стали артефакты из караимской коллекции, хранящейся в фондах Государственного бюджетного учреждения Республики Крым «Центральный музей Тавриды». Также была прослежена история ее формирования. Собрание насчитывает значительное число экспонатов, имеющих непосредственное отношение к истории караимов Крыма. Среди предметов этой коллекции особо интересны манускрипты, элементы убранства караимских кенас, предметы религиозного культа, ювелирные и бытовые изделия, а также раритетные фотографии и документы. При работе над статьей использовались труды отечественных и зарубежных специалистов по указанной теме, а также материалы, хранящиеся в фондохранилищах музеев Республики Крым. Было установлено, что изученные артефакты караимской коллекции имеют безусловную этнографическую и историко-культурную ценность. К сожалению, некоторые артефакты, числившиеся ранее в коллекции, были утрачены во время проводившихся мероприятий в рамках осуществления антирелигиозной политики Советского государства, в также в годы Великой Отечественной войны
Надчеканки на боспорских монетах Полемона I как источник исторической информации
Чореф М.М.
Стр. 441 — 467
Статья посвящена изучению боспорских бронзовых монет с монограммой "BAE" на реверсе. Объектами исследования стали как изначально оттиснутые изображения, так и надчеканки на аверсе. Появление на них бюстов и символов Горгоны, Исиды, Зевса Амона и Сераписа не случайно. Ведь до этого после завершения выпуска бронз с монограммой "BAE" они на Боспоре на государственном уровне не почитались. Этот можно объяснить стремлением их эмитента, по-видимому, Полемона I, не только легитимировать, но и освятить свою власть. С этой целью он насаждал в нем культы неизвестных в регионе богов, которых считал своими покровителями. Результатом стало возмущение большинства местных жителей. Усиление социальной напряженности на Боспоре привело к сокращению зоны влияния этого государя. Вследствие этого Полемон I стал ощущать нехватку средств, отразившуюся не только в хронической порче бронзовой монеты, но и в ее контрамаркировании. Причем на надчеканках были размещены изображения почитаемых на Боспоре богов. Однако это не примирило Полемона I его северопричерноморскими подданными. Римляне остались единственной опорой его режима. По этой причине к концу правления Полемона I на его бронзах появились надчеканки, прославляющие Г. Юлия Цезаря и Августа. Однако власти Империи понимали, что очевидный антагонизм между Полемоном I и его невольными подданными может привести не только к краху режима этого государя и к системному кризису в Причерноморье но и к появлению антиримского центра влияния регионе. Тем более что жители Боспора стремились всего лишь к восстановлению положения, сложившегося при Асандре. Также они желали почитать отчих богов. В результате римляне не только дистанцировались от Полемона I, но и сочли возможным вскоре после его гибели найти общий язык с Митридатидами. Таким образом, неудачи этого государя подвигли стороны на выработку компромисса, продлившего существование Боспорского царства еще на пять столетий.
О публикации надписей с городища Артезиан в Восточном Крыму
Яйленко В.П.
Стр. 471 — 484
В статье критически рассмотрена неудовлетворительная публикация А. В. Белоусовым надписей с городища Артезиан в Восточном Крыму - граффито на керамическом черепке и эпитафия, исполненные минускулярным шрифтом. Выявлены текстуальные и филологические ошибки издателя, дан адекватный текст и комментарий. Граффито написано на обеих сторонах черепка. Recto, стк. 1-2: имя автора записи Салас и полный алфавитный ряд. Стк. 3-6: [? Δολ]ηι χαίριν, | χαίριν | [ Ἀπ]άτουρος, | [κα]λὸς Δολης, δ[οι]οι (? sc. καλοί) «[? Доле]су привет; привет, Апатур; красавец Долес, (?) оба красавцы». Tergo, стк. 1-2: ἐλήκασα, {μη} οὐδ᾽ | ὁ Δολης «я развратил, а не этот Долес». Эпитафия: Σωστιβι Διωνυσίου καὶ ὑοὶ Δισακὸς καὶ Παδαφου, χαιρετε «Состибий, сын Дионисия, да сыновья Дисак и Падафус, прощайте». Имена Σωστιβιος и Παδαφους малоазийские, Δισακός = греч. Διψακός. Дата обеих надписей I-II в. н.э.
Амфорные клейма из Надлиманского городища
Иващенко М.В., Синика В.С.
Стр. 484 — 533
Одной из самых информативных категорий археологического материала из Надлиманского городища на левобережье Днестровского лимана являются амфорные клейма. Первые их публикации изобиловали множеством ошибок, в том числе и грубейших. В настоящей работе эти ошибки исправлены. Кроме того, был проведён анализ клейм причерноморских и средиземноморских центров. Он позволил выделить четыре этапа поступления продукции в клеймёной керамической таре на Надлиманское городище: 1) 410-371 гг. до н.э.; 2) 370-336 гг. до н.э.; 3) 335-306 гг. до н.э.; 4) 305-271 гг. до н.э. С учётом коэффициентов клеймения амфор рассчитаны показатели абсолютной плотности распределения продукции в керамической таре, поступавшей на Надлиманское городище с конца V в. до н.э. до конца первой трети III в. до н.э.
К 60-летию известного российского историка С. С. Казарова
Яценко С.А.
Стр. 537 — 538
Заметка посвящена освещению научных достижений и личных качеств юбиляра, ростовского историка Саркиса Суреновича Казарова. Характеризуются основные этапы его научной деятельности и карьеры университетского профессора. Главной сферой его интересов долго была история Эпира эпохи классики и раннего эллинизма, а главным результатом - докторская диссертация (2005 г.) и книга «История Пирра, царя Эпирского» (Санкт-Петербург, 2009). Вторая область, в которой С. С. Казаров является известным специалистом - история армянской общины на Нижнем Дону в конце XVIII-XX веках, особенно - города Новый Нахичеван (ныне - восточная часть Ростова-на-Дону). Он автор двух книг по истории местной армянской Церкви и нахичеванскому купечеству. Кроме этого, историк уделяет много внимания развитию его Alma Mater - бывшего Варшавского университета, с 1915 г. обосновавшегося в Ростове.
Начальная русь без Начальной летописи: новый виток спора о ранней истории Восточной Европы (Рецензия на книгу: Толочко А. П. 2015. Очерки начальной руси. Киев; Санкт-Петербург: Laurus)
Роменский А.А.
Стр. 541 — 552
Книга А. П. Толочко посвящена проблеме становления руси как своеобразного социума - корпорации работорговцев на днепровском водном пути. История русов в Восточной Европе рассматривается в контексте источниковедческих вопросов о ранней истории летописания и обстоятельствах создания первого летописного нарратива - Повести временных лет. Автор акцентирует внимание на недостоверности общей схемы истории в ПВЛ, равно как и сведений альтернативного источника - «Памяти и похвалы» Иакова Мниха. Структура руского общества исследуется по данным договоров с Византией, а также трактатов Константина Багрянородного. Временем сложения государственности стала лишь эпоха князя Владимира Святославича.