2016 год, №3

Содержание выпуска
Движение «Таблиги Джамаат»: идеология и специфика
Егоров Евгений Наильевич
Стр. 5 — 16
Статья посвящена проблеме оценки деятельности международного исламского религиозного движения «Таблиги Джамаат» с точки зрения борьбы с религиозным экстремизмом. В статье проводятся анализ идеологии «Таблиги Джамаат», исследование тактики деятельности организации и анализ политики государств Центральной Азии в отношении движения «Таблиги Джамаат». Религиозное движение «Таблиги Джамаат» на сегодняшний день является предметом лишь небольшого числа научных исследований. Однако в долгосрочном плане влияние данного движения на религиозно-политическую ситуацию в мире нельзя недооценивать. «Таблиги Джамаат» использует очень эффективные методы проповеднической деятельности, благодаря чему число сторонников движения неуклонно растет. Демократическая система управления и простой язык проповедей привлекают в организацию все слои населения. Движение демонстративно отказывается от участия в политике, но есть основания полагать, что стратегические цели его деятельности связаны именно с политикой и властью. Активную деятельность движение развернуло на территории государств Центральной Азии, исламизация населения которых может затронуть и интересы России. Особого внимания требуют указания многих исследователей на связи «Таблиги Джамаат» с международным терроризмом. Связи эти не столь явные, но стремление радикальных структур воспользоваться возможностями проповеднической сети «Таблиги Джамаат» в своих интересах очевидно. На наш взгляд, для выработки адекватного ответа на надвигающуюся угрозу необходимо осмыслить идеологию, связи с международным терроризмом и методы деятельности движения «Таблиги Джамаат».
Джихад и пропаганда в афганском вооруженном конфликте (1979-1989 гг.)
Рабуш Таисия Владимировна
Стр. 17 — 25
В настоящее время идеи ислама нередко используются различными общественными группами (в том числе и экстремистской направленности) в пропагандистских целях. Чтобы дать должный отпор недобросовестным спекуляциям на идеях ислама, необходимо обратиться к историческому опыту. В статье рассматриваются различные аспекты использования идеи джихада в пропагандистских целях в «афганской войне» 1979-1989 гг. (один из этапов афганского вооруженного конфликта, характеризующийся непосредственным участием в этом конфликте советских войск), факторы, способствующие вовлечению афганского народа в вооруженную борьбу против советских войск и кабульского правительства и непосредственно началу джихада; пропаганда афганской вооруженной оппозиции, направленная как на население Афганистана и самих повстанцев, так и на советские войска; афганская «поэзия джихада» как уникальный литературный памятник данного исторического периода. В особом разделе проанализирована роль США (и некоторых исламских государств) в пропагандистском обеспечении и идеологической поддержке афганских мятежников, а также в распространении джихада на сопредельные территории (на тот период времени это прежде всего советские среднеазиатские республики). Известно, что афганский джихад 1980-х гг. стал своего рода предтечей разнообразных фундаменталистских движений религиозной направленности, составляющих угрозу миру и в настоящее время. Автор приходит к выводу, что в Афганистане 1980-х гг. идеи военного джихада были умело и разнообразно использованы в пропагандистских целях различными антисоветскими силами - от афганских мятежников до правительства США, и, к сожалению, СССР не всегда мог противопоставить этому хорошо организованную контрпропаганду.
Факторы воспроизводства экстремизма и терроризма в современной России: комплексный анализ
Яхьяев Мухтар Яхьяевич
Стр. 26 — 39
В статье, исходя из того, что любые социальные феномены имеют конкретно-исторический характер, анализируется глубинная сущность общественной и личной деструктивности экстремизма и терроризма, решаются методологические вопросы разграничения общего и единичного в их проявлениях. В ней утверждается возможность разработки и реализации комплексной программы противодействия экстремизму и терроризму на основе выявления объективных и субъективных, внутренних и внешних причин его воспроизводства. Представленный в статье анализ предлагает ответ на вопрос, почему же в России, несмотря на затратные усилия органов власти и институтов гражданского общества, не удается нейтрализовать экстремистскую идеологию и снизить активность террористического подполья; предлагаются пути повышения эффективности антиэкстремистской идеологической и практической работы. Автор приходит к выводу, что в основу комплексной программы противодействия экстремизму должно быть заложено его определение как способа социально-политической деятельности органи-зованных сообществ, мотивированного исключительно экстремистской идеологией. Если в основе деструктивной деятельности конкретного субъекта социального действия нет такой идеологии, то нет и экстремизма, а имеют место проявления бандитизма, организованной преступности и прочего криминала. В статье утверждается возможность предотвращения превращения нормальной идеологии в экстремистскую по мере гуманистического реформирования общества, осуществления системных, комплексных социально-экономических и политико-правовых преобразований, радикально меняющих системное качество современного российского общества, устраняющих объективные причины и глубинные истоки экстремизма, который по своей сути является иллюзорной, утопической, разрушительной формой деятельности, не улучшающей социальное или политическое положение людей, а только направляющей, канализирующей в ложное, деструктивное русло их стихийную, спонтанную агрессию.
А.Н. Генко и его статья «Арабский язык и кавказоведение»
Шихсаидов Амри Рзаевич
Стр. 40 — 52
Статья посвящена работе «Арабский язык и кавказоведение» выдающегося российского ученого А.Н. Генко, в которой рассматриваются такие вопросы, как арабы в Дагестане, распространение ислама и арабского языка в регионе и их роль в формировании и развитии арабоязычной литературной традиции, проблемы периодизации литературного процесса. А.Н. Генко использовал в своей статье большое число арабоязычных источников по истории и культуре средневекового Дагестана. Многие из этих источников впервые вводятся в научный оборот. Автор впервые в кавказской историографии обстоятельно прослеживает плодотворные культурные связи народов Дагестана с арабо-мусульманским культурным миром стран Ближнего Востока. В статье анализируется роль арабского языка и арабской литературы в формировании дагестанской арабоязычной литературной традиции. В ней впервые поднимаются и находят свое решение проблемы вхождения Дагестана в арабо-мусульманский культурный мир, этапы этого важного культурно-исторического процесса, роль в нем арабских этнических групп, обосновавшихся в Дагестане. Предлагаемая А.Н. Генко периодизация исламизации Дагестана и собственно дагестанской литературы служила обоснованием значения творчества малочисленных народов Дагестана в системе общеисламского мира.
Мусульманская архитектура региона Мопти (Республика Мали)
Куценков Пётр Анатольевич
Стр. 53 — 68
Автор статьи исследует мусульманскую архитектуру региона Мопти в Республике Мали, где находятся важнейшие памятники и архитектурные ансамбли Суданского стиля, вошедшие в перечень всемирного наследия ЮНЕСКО. На основании анализа памятников традиционной (народной) архитектуры автор приходит к выводу, что мусульманская архитектура является неотъемлемой частью традиционной культуры. Вместе с тем мусульманская архитектура испытала влияние местных традиций, что проявляется в присутствии даже на фасадах мечетей традиционных для художественной культуры Мали зооантропоморфных образов (мечети в Дженне и Мопти). Ислам оказал очень сильное влияние на традиционную архитектуру догонов, живущих на юге региона Мопти: с конца XX в. мечети стали характерной частью архитектурного пейзажа многих деревень догонов, долгое время сопротивлявшихся исламизации. Эти наблюдения позволяют утверждать, что в архитектуре региона Мопти в Республике Мали произошёл синтез ислама с местными традициями. Важно отметить, что именно в архитектуре недавних язычников, догонов, этот синтез дал наиболее интересные результаты - оригинальный стиль мечетей, построенных в самом конце XX - начале XXI в. Он связан с местными архитектурными традициями («Суданский стиль») и отражает особенности социального уклада догонов.
Антропонимический материал арабо-мусульманского происхождения в посемейных списках 1886 года (с. Кубачи)
Магомедов Амирбек Джалилович
Стр. 69 — 76
Статья посвящена изучению дагестанских антропонимов арабо-мусульманского происхождения в посемейных списках 1886 г. и опыту их передачи на русский язык. Исследование проведено на материалах кубачинского сельского общества Кайтаго-Табасаранского округа (ныне Дахадаевского района РД). Изучение исторического опыта формирования традиций передачи дагестанских антропонимов арабо-мусульманского происхождения важно для понимания общих проблем фиксации таких материалов и выработки единых правил их транслитерации в официальных материалах. Оно позволяет также проследить динамику изменений антропонимов в исторической перспективе. В заключении автор отмечает, что антропонимический материал, извлеченный из «списка», позволяет не только дополнить наши знания по культуре, социальной истории этого села (что было уже известно), но и получить данные по истории формирования его ономастикона. «Список» 1886 г. позволяет получить материал и для сравнений с современными материалами, проследить динамику развития антропонимии за последнее столетие, «увидеть» истоки формирования практики транслитераций национальных имен на русский язык в официальном делопроизводстве.
Роль арабского языка и мусульманской культуры в развитии письменности и языка даргинцев
Юсупов Хизри Абдулмаджидович
Стр. 77 — 84
В статье рассматриваются основные аспекты влияния арабского языка и мусульманской культуры на развитие письменности и языка даргинцев. Роль арабо-мусульманской культуры в развитии даргинской письменности прослеживается на основе изучения рукописных материалов. Исследование показало, что арабо-мусульманская культура сыграла большую роль в формировании и развитии письменности даргинцев, пополнении лексического фонда и развитии даргинского языка в целом. В заключении автор отмечает, что уже в конце XV века предпринимались попытки создания даргинского письменного языка. Был изобретён алфавит из 42 букв, переведены около тысячи арабских слов на даргинский язык, которые затем были записаны. В XVII в. были попытки создания письменного языка, о чём свидетельствует датируемый этим периодом первый письменный документ, дошедший до нас, - «Свод заповедных законов Кайтаг-Дарго», написанный, на наш взгляд, на междиалектном койне даргинского языка. К началу XVIII в. была окончательно завершена аджамская система письма, основанная на арабской графике. В результате влияния арабо-мусульманской культуры, а также бурной деятельности переписчиков, которая продолжалась в течение шести столетий, даргинский язык обогатился большим количеством новых слов. Таким образом, арабский язык и мусульманская культура сыграли громадную роль в формировании и становлении собственно даргинской письменности на основе арабской графики, а также в появлении письменных памятников на даргинском языке.
Из мифологии, фольклора и обрядовой культуры ногайцев: синкретизм традиционных верований и ислама
Зульпукарова Эльмира Магомедгиреевна, Сефербеков Руслан Ибрагимович
Стр. 85 — 102
В статье на основе дошедших до нашего времени космогонических воззрений, календарных обрядов, метеорологической магии, культа предков, мифов, фольклора, веры в мифологические персонажи былого пантеона и пандемониума, лексики и фразеологии рассматриваются идеологические представления ногайцев. Традиционные верования и фольклор сохранили образы олицетворяемых небесных светил и атмосферных явлений, верховных и отраслевых божеств, персонажей низшей мифологии ногайцев. Большое место среди персонажей низшей мифологии ногайцев занимали представления о нечистой силе - домовых, ведьмах, демонах кладбища, джиннах и шайтане. Важными источниками традиционной духовной культуры ногайцев были их жанры фольклора - благопожелания, клятвы, проклятия, поговорки, формулы запугивания детей, лексика и фразеология. Как считают исследователи, несмотря на то, что ногайцы более 500 лет исповедуют ислам, реликты их прежних верований и обрядов органически вплетены в традиционную духовную культуру этого этноса. Большинство этих верований и обрядов испытало влияние ислама и внешне имеет мусульманскую оболочку. Сращивание нормативного ислама с местным духовным субстратом привело к сложению региональных форм его бытования. По мнению авторов, это обстоятельство свидетельствует о синкретизме верований ногайцев и позволяет говорить о местной форме «традиционного ислама», отличающегося от его канонического прототипа.
Отражение традиций Ясавия в исламско-суфийской символике татарских фольклорных мунаджатов
Бородовская Лилия Зелимхановна
Стр. 103 — 117
Татарские фольклорные мунаджаты имеют большое количество исламско-суфийских образов и символов, которые требуют анализа и сравнения с основными поня-тиями популярного среди татар Средневековья тариката Ясавия. В целях научного исследования предварительно были проанализированы несколько крупных сборников татарских мунаджатов, сами символы сгруппированы. На основе выводов предыдущих исследований в данной работе представлен сравнительный анализ образов-символов ислама и суфизма в текстах татарских фольклорных мунаджатов и хикметах А. Ясави. Выявлено большое количество совпадений слов, образов, эпитетов-имен Аллаха, цитат из сур Корана, что свидетельствует об общих идейных корнях обоих жанров. По результатам сравнения можно сделать вывод о том, что не только идеи Накшбандия, но и в равной степени основы учения А. Ясави хранятся в фольклорных мунаджатах поволжских татар.