2016 год, №3

Содержание выпуска
К ВОПРОСУ ОБ ИНТЕРПРЕТАЦИИ ПРЕЦЕДЕНТНЫХ ТЕКСТОВ В СОЧИНЕНИЯХ КЛИМЕНТА АЛЕКСАНДРИЙСКОГО
Братухин Александр Юрьевич
Стр. 5 — 12
Климент Александрийский, интерпретируя или ссылаясь на известные тексты Гомера и иных древнегреческих авторов, порою достаточно основательно преобразует их. Маловероятно, что эти изменения случайны: Климент хорошо знал древнегреческую литературу и часто приводил точные цитаты из используемых произведений. Интерпретации александрийского автора были призваны подтвердить его тезисы и представляли собой как радикальное исправление оригинального текста или переоценку персонажей, так и дополнение, незначительное изменение и перестановку стихов. При сопоставлении случаев вольного обращения Климента с языческими сочинениями с более или менее точной передачей слов классических поэтов предшествующими христианскими писателями становится заметным развитие стиля христианской письменности: очевиден переход от использования стихов из древних поэм как «улики» против многобожия к превращению их в ряды exempla, в литературный фон, на котором развивается мысль автора. Подобное обращение с источниками сближает Климента не с апологетами Татианом и Феофилом, не решавшимися переделывать известные пассажи, а с Платоном или Плутархом, допускавшими переработку написанного предшественниками для создания нужного впечатления от их слов, и выдаёт в Клименте автора, который, пренебрегая фактографической точностью при изложении используемого им материала, стремился к созданию философского трактата, где в своеобразных притчах допустимы отступления от цитируемых источников.
ДИАЛЕКТНЫЕ АФФИКСАЛЬНЫЕ ПАРАДИГМЫ ГЛАГОЛОВ-ЗООФОНОВ (на материале «Лексического атласа русских народных говоров»)
Ганичева Светлана Алексеевна
Стр. 13 — 19
Статья посвящена морфемной структуре глаголов-зоофонов, употребляемых в русских говорах. Материал для исследования извлечён из картотеки «Лексического атласа русских народных говоров». В работе охарактеризованы диалектные аффиксальные парадигмы глаголов-зоофонов. Под диалектной аффиксальной парадигмой вслед за Е. Н. Шабровой (Ильиной) понимается группа лексем, характеризующихся общей аффиксальной морфемой (морфемами). Исследуемые слова могут быть сгруппированы в 10 основных парадигм: глаголы с суффиксом -(к)а-, глаголы с суффиксом -а-, глаголы с суффиксами -от-а- // -ет-а-, глаголы с суффиксом -ова-, глаголы с суффиксами -ч-и-, глаголы с суффиксом -и-, глаголы с суффиксами -кт-а- // -хт-а-, глаголы с суффиксом -(ч)а-, глаголы с суффиксом -е-, глаголы с суффиксом -анда- // -ында- // -айда- // -анди-. Во всех номинативных рядах глаголов встречаются слова с суффиксами -(к)а- и -а-. Слова остальных диалектных аффиксальных парадигм входят в меньшее число рядов. В некоторых случаях глаголы-зоофоны отражают фонематическое варьирование аффиксальных морфем. Ряд сегментов в аффиксальной части глаголов-зоофонов имеет спорный морфемный статус (-к-, -ч-, -от- и др.).
ОСОБЕННОСТИ ОСВОЕНИЯ РУССКИХ НАРОДНЫХ МИФОНИМОВ И ОБРЯДОВЫХ ТЕРМИНОВ КОМИ-ПЕРМЯЦКИМ ЯЗЫКОМ
Подюков Иван Алексеевич
Стр. 20 — 31
В статье рассматривается освоение коми-пермяцким языком русской (прежде всего, диалектной) лексики и фразеологии, связанной с номинацией обрядовых реалий и категорий. Выявляются зоны коми-пермяцкой обрядовой традиции, отмеченные наибольшей активностью процессов заимствования, на языковом материале раскрывается различие культурного опыта контактирующих культур. Прослеживаются этнические особенности обрядовой коммуникации, отраженные в семантике заимствованных терминов, интерференция культурных и социальных ценностей русского и коми-пермяцкого народов. На фонетическом, грамматическом, лексико-семантическом уровнях проводится анализ способов усвоения коми-пермяцким языком русских народных культурных терминов, описываются особенности калькирования культурного термина, языковой интерференции и русского терминотворче-ства коми-пермяков - билингвов. Исследуются семантические классы заимствованных терминов магической, хозяйственной, семейной обрядности (номинации обрядовых атрибутов, персонажей, действий), характеризуются функции заимствований в вербальном обрядовом коде (эвфемизация, ритуальное иноговорение). Посредством анализа мотивировки того или иного обрядового термина выявляется его этнокультурная коннотация. Прослеживается отражение в заимствованных терминологических номинациях процессов трансформации, творческого обновления, пересемантизации и, вместе с тем, деформации, искажения заимствованных культурных форм. Отмечается сходство процессов освоения русской обрядовой лексики коми-пермяцким языком и характера культурных заимствований в других финно-угорских (коми-зырянский, удмуртский) языках. Использованные ракурсы рассмотрения заимствованной лексики, связанной с традиционной духовной культурой, дают возможность описать способы адаптации заимствованных обрядовых терминов в коми-пермяцкой культурно-языковой среде, сделать вывод о стихийном, естественном усвоении коми-пермяцким языком русской обрядовой терминологии. Подчеркивается актуальность и значимость изучения коми-пермяцкой лексики и фразеологии, относящейся к духовной культуре, в лингвокультурологическом и этнолингвистическом аспектах.
ФИНСКОЕ ВЛИЯНИЕ НА ЛЕКСИЧЕСКИЙ СОСТАВ ФИНЛЯНДСКОГО ВАРИАНТА ШВЕДСКОГО ЯЗЫКА
Дементьева Александра Максимовна
Стр. 32 — 40
Рассматривается проблема финского влияния на лексический состав финляндского варианта шведского языка. Материалом для исследования послужили 748 лексем из последнего по времени выхода в свет словаря финляндизмов Finlandssvensk ordbok (2010), общий объем которого составляет около 2550 заголовочных слов. Всего выделяется семь моделей влияния: это калькирование финских композитов, доля которых составила в нашем исследовании около 64%, семантическое заимствование (16%), заимствование лексем как с морфофонетической адаптацией (2,3%), так и без нее (6,9%), сохранение устаревшей в литературном шведском языке лексики (2,8%), а также заимствование словообразовательных моделей (4,8%). Кроме того, в поле зрения автора находятся особые случаи полукалек (2,6%) - двухкомпонентных композитов, образованных с помощью финских и шведских основ. С точки зрения семантики рассмотренный лексический материал показывает, что в шведский язык заимствуется большое количество слов, обозначающих финляндские реалии, а также разговорная лексика. В целом степень влияния финского языка на шведский высока, однако финское влияние осуществляется согласно моделям, которые не являются новыми или чуждыми для шведского языка.
ОБ ОБРАЗЕ ЗАЙЦА В НАИВНОЙ ЯЗЫКОВОЙ КАРТИНЕ МИРА
Эйсмонт Полина Михайловна
Стр. 41 — 51
В статье на примере анализа ментальных образов «заяц» и «кролик» рассматриваются особенности формирования и функционирования близких понятий в русской и английской языковых картинах мира (далее - ЯКМ). Анализ основывается на данных словарей и результатах серии экспериментов с взрослыми носителями русского и английского языков. Кроме того, на материале эксперимента с русскоязычными детьми в возрасте 4-7 лет прослеживается процесс формирования ментального образа в онтогенезе. Проведенный анализ показал зависимость функционирования ментального образа в ЯКМ в первую очередь от культурно-лингвистической информации и особенно от личного опыта и узуса, а не от энциклопедических и бытовых знаний, составляющих ядро ментального образа. При упоминании того или иного объекта у носителей обоих языков в первую очередь активизируются связанные с ним ассоциации, полученные при помощи разных органов чувств - осязания, зрения, вкуса и т.д. Разграничение двух близких ментальных образов происходит в возрасте 5 лет, когда формируется ядро ментального образа на основе чувственного опыта, а культурно-лингвистические знания конкретизируют сформировавшиеся образы уже после 6-летнего возраста. Сравнение ментальных образов «зайца» и «кролика» в русской и английской ЯКМ показал, что ментальному образу «заяц» в наивной ЯКМ носителя русского языка в английской наивной ЯКМ соответствует ментальный образ «rabbit».
СТИЛИСТИКО-ТЕКСТОВЫЙ СТАТУС ПЕРСУАЗИВНОСТИ МЕДИАТЕКСТА
Медведева Евгения Алексеевна
Стр. 52 — 58
В статье рассматриваются дискурсивно-стилистические особенности современного медиатек-ста, дается определение персуазивности и обоснование категориального статуса этого понятия, раскрывается структура категории персуазивности и прослеживается ее реализация в текстах современных электронных газет, а также взаимосвязь данной категории с субкатегориями авторизации, диало-гичности и оценки. Делается вывод об особой роли категории оценки в реализации воздействующей функции газетно-публицистического текста. Предлагается обоснование использования дискурсивно-стилистического метода анализа ме-диатекста в качестве базового, позволяющего объяснить воздействующий потенциал медиатекстов с учетом экстралингвистических факторов их порождения. Особое внимание уделяется выявлению стилистических приемов воздействия на читателя, реализуемых в текстах современных интернет-газет, подробно рассматриваются способы убеждения и внушения и их взаимодействие. Анализируется принцип текстообразования в медиакоммуникации. Дается системная характеристика автора как стилеобразующая категория публицистического текста, исследуются способы проявления авторского начала и особенности общения автора с целевой аудиторией.
ОБЪЕКТЫ СРАВНЕНИЯ В ПОЭЗИИ Н. С. ГУМИЛЕВА
Твердохлеб Ольга Геннадьевна
Стр. 59 — 66
В статье предпринята попытка установить связь языковых особенностей поэтических текстов Н. С. Гумилева с основными идейными установками акмеистов, среди которых - требование внимания к вещным деталям и требование логичности. Приведены количественные данные об использовании компаративов с целью создания четкой логической синтаксической структуры в поэзии Гумилева. На большом иллюстративном материале показано, что в компаративных конструкциях, употребляемых поэтом, объект сравнения представлен формой родительного падежа имени разных лексико-тематических групп, как то: названия неодушевленных реалий, предметов быта (одежды, мебели и посуды; веществ, материалов, пищи; частей тела человека; архитектурных сооружений); названия явлений природы (природных стихий и атмосферных явлений; времен года, частей суток; растений и животных) и названия отвлеченных реалий (действий, чувств, физических и физиологических ощущений). Особое внимание уделено названиям живых существ, которые в качестве объекта сравнения чаще представлены наиболее общими обозначениями (человек, женщина, жена, дева), что придает особую афористичность поэзии Н. Гумилева. Отмечено, что несвойственное его поэзии отображение интимного мира определило малую частотность употреблений и в позиции объекта, и в позиции субъекта сравнения личных местоимений. Показано, как при конвергенции сравнений с другими стилистическими приемами (синонимия и антонимия, гипербола, разные виды повторов, словообразовательные средства, нагнетание компаративов) создаются более яркие и выразительные образы. Автор статьи приходит к выводу, что реалистичность акмеизма выражается у поэта четкой передачей простой высокой мудрости, что в определенной степени конкретизирует описываемое событие.
ДИСКУРС ИСПОЛНИТЕЛЬНОЙ ВЛАСТИ: К ОПРЕДЕЛЕНИЮ ПОНЯТИЯ
Ширинкина Мария Андреевна
Стр. 67 — 74
С учетом сходства методологических принципов двух направлений лингвистики - дискурсивного анализа и функциональной стилистики - обосновывается употребление понятия дискурс при изучении совокупности текстов, создаваемых представителями органов исполнительной власти в процессе выполнения ими установленных законом и описанных в теории административного права функций: правоприменительной, правозащитной, социально-экономической, нормотворческой, регулирующей, юрисдикционной и др. Объясняется, что дискурсивный компонент такого подхода заключается в исследовании экстралингвистических факторов в ситуации общения исполнительной власти, стилистический компонент - в изучении языковых средств выражения особого содержания. В качестве экстралингвистической основы дискурса исполнительной власти рассматривается комплекс вне-языковых факторов, а именно: субъекты коммуникативной деятельности - исполнительная власть (органы и должностные лица), виды деятельности и функции, которые осуществляет исполнительная власть в государстве, а также участники общения в этой сфере и их коммуникативные цели. В статье приводится примерный список жанров дискурса исполнительной власти, которые предполагается в дальнейшем анализировать в функционально-стилистическом аспекте.
РОЛЬ ПЕРЕВОДЧИКА КАК КУЛЬТУРНОГО ПОСРЕДНИКА В ПРОДВИЖЕНИИ ТАЙВАНЬСКИХ КОМПАНИЙ НА ПОСТСОВЕТСКОМ ПРОСТРАНСТВЕ
Яковлева Елена Леонидовна
Стр. 75 — 84
Данное исследование фокусируется на тайваньско-российских деловых отношениях и ставит своей целью выяснить, какое влияние оказывает язык и культура обеих сторон при установлении международных экономических отношений. Уделяется внимание трудностям коммерческого перевода при установлении межкультурных отношений, особенно с тайваньской стороны, и делается акцент на языковом барьере и недостаточном понимании особенностей культуры при международном сотрудничестве. Автор статьи рассматривает существующие проблемы и предлагает решения для правильного использования языка и культуры, необходимые для установления более тесных и успешных межкультурных связей между Россией и Тайванем. Исследование опирается на индуктивную методику с использованием материала, собранного автором статьи, занимающимся устными и письменными бизнес-переводами на протяжении более чем десяти лет. При этом эмпирические данные основываются на нескольких общепринятых теориях перевода. Подчеркивается уникальная роль переводчика как культурного посредника. На примерах предлагается решение проблем по преодолению языковых и культурных барьеров с целью укрепления международного сотрудничества, особенно между Тайванем и Россией. Предполагается, что данное исследование может в значительной степени способствовать развитию коммуникаций и обмена опытом в сфере международного бизнеса.
ЛИТЕРАТУРНЫЕ ИПОСТАСИ ЭНН ИЗАБЕЛЛЫ ТЕККЕРЕЙ, ВИКТОРИАНСКОЙ ЛЕДИ И ФЕМИНИСТКИ
Бурова Ирина Игоревна
Стр. 85 — 93
Энн Изабелла Теккерей в основном была известна предисловиями биографического характера к сочинениям своего отца У. М. Теккерея. Лишь в 1980-е гг. ее собственные сочинения привлекли внимание историков литературы, которые были склонны оценивать их как написанные под мощным влиянием сочинений отца. Целью данной статьи является создание общего представления о творчестве Энн Теккерей, а также выявление в нем как черт викторианской литературы, так и феминистских тенденций. Энн Теккерей выступает в разных литературных ипостасях. Как прототип двух героинь художественной прозы, Тео Ламберт из «Виргинцев» У. М. Теккерея и миссис Хилбери из «Ночи и дня» В. Вулф, Энн Теккерей может показаться типичной викторианкой, соответствующей жeнскому идеалу эпохи в своем стремлении служить отцу и остальным членам семьи. Как автор эссе и художественной прозы Энн предстает как независимый мыслитель, стремящийся изменить мир к лучшему. Очевидно, ее вера в то, что женщина способна влиять на судьбы мира, привела ее к созданию произведений о молодых женщинах, как вымышленных, так и реальных, которые боролись за свое счастье. Отрицание замужества как единственного пути к нему придает произведениям Энн отчетливое феминистское звучание. После публикации «Мисс Энджел», беллетризованной биографии А. Кауфман, Энн приступила к очеркам о писательницах, впоследствии составившим «Книгу сивилл», первый опыт истории женской литературы, во многих отношениях предвосхищающий «Литературных женщин» Э. Моэрс.
ОТ ГОСТИНИЦЫ ДО СЪЕМНОЙ КАЗАРМЫ: МОТИВ ДОМА В РОМАНАХ «НОВОЙ ДЕЛОВИТОСТИ»
Дронова Ольга Александровна
Стр. 94 — 102
В статье рассмотрен мотив дома в романах «новой деловитости», реализуемый в образах отеля, съемной комнаты и съемной казармы. Материалом исследования стали романы Й. Рота «Отель Савой», Э. Кестнера «Фабиан» и И. Койн «Девушка из искусственного шелка». Изучение мотива дома в романах «новой деловитости» опирается на современные исследования пространственных образов в модернистской литературе, представляющей отель как тип пространства, идеальный для человека эпохи модернизма, существующего вне традиций. Пространственные образы отеля, съемной комнаты и съемной казармы близки по нескольким признакам. Помимо того что герой проживает в них временно, их объединяет отсутствие связи пространства дома и индивидуальности героя, ситуация разрыва с семейными традициями, проницаемость частного пространства, а также то, что это пространство моделирует особый тип взаимоотношений с людьми, сочетающий в себе близость и отстраненность. Мотив временного дома связан, с одной стороны, с мотивом постоянного движения героя «новой деловитости», а с другой - с мотивом ожидания, неспособности принять решение относительно своей будущей судьбы. В статье высказана гипотеза о том, что образ временного дома в «новой деловитости» предстает, скорее, как кризисный феномен, включающий в себя социальную и индивидуальную составляющие. Временный дом героев становится отражением переходной эпохи, в которую свобода и независимость героя сопряжены с одиночеством и бездействием.
ЭСТЕТИКА НЕОБЫЧАЙНОГО В КНИГЕ Н. АСЕЕВА «ПРОЗА ПОЭТА»
Дубровских Татьяна Сергеевна
Стр. 103 — 111
Колоссальный исторический передел 1920-х гг. катализирует стремление искусства раздвинуть границы эмпирического отражения реального мира. Социально-политические, научно-технические, личностно-психологические изменения революционной эпохи требуют адекватного их беспрецедентному характеру эстетического воплощения. Литературный процесс переходного времени закономерно актуализирует художественный потенциал фантастического допущения. Малая проза Николая Асеева, представителя футуристического движения и впоследствии члена группы ЛЕФ, демонстрирует выразительное претворение вариативных приемов эстетики необычайного. Новеллистическая книга футуриста-лефовца «Проза поэта», аккумулирующая рассказы и очерки постреволюционных лет, оказывается, вопреки позитивистскому постулату «литературы факта», насыщенной разнообразными элементами фантастики - от футурологических конструкций рациональной посылки до комических форм гротескного преувеличения. Пространство изучаемого произведения содержит прямые и косвенные отсылки к творчеству западных и отечественных писателей, организуя широкий фантастический контекст. Прием включения в повествование заведомо неправдоподобного становится в рамках ансамблевого объединения одним из ведущих интеграционных факторов, определяющих сложные системные отношения отдельных частей книги в пределах синтетической литературной модели. Продуцируя фантасмагорические миры будущего и рисуя небывалые образы прошлого, автор исследует новый тип отношений человека и окружающей действительности через призму фантастической условности.
СОЦИАЛЬНАЯ ДИАЛЕКТОЛОГИЯ В ПЕРМСКОМ УНИВЕРСИТЕТЕ (краткий обзор, 1916-2016)
Ерофеева Тамара Ивановна, Ерофеева Елена Валентиновна
Стр. 112 — 121
В статье представлена история развития социальной диалектологии и описаны результаты многолетнего изучения живой речи в Пермском университете. Показано, что исследование речи ведется лингвистами Пермского университета с учетом взаимодействия территориальных и социальных факторов. Начало социальной диалектологии положили собственно диалектологические исследования, в которых язык одной деревни (д. Акчим) рассматривался как реально функционирующая система. Дальнейшее развитие направления было связано с изучением литературной речи в социально-территориальной проекции; была разработана концепция локальной вариативности литературного языка. Параллельно развивалось изучение нелитературных пластов городской речи: профессиональной, жаргонной и арготической форм общения. Все это позволило в дальнейшем развить теорию социолекта и его типов, а также перейти к исследованию городских социолектов. Современный этап развития социальной диалектологии в Пермском университете характеризуется вниманием не только к собственно социальному варьированию речи, но и к культурно-психологической обусловленности языковых фактов; разрабатываются также и лингвистические проблемы, связанные с субкультурными образованиями.
ПЕРМСКАЯ ШКОЛА МЕТАФОРЫ
Алексеева Лариса Михайловна, Мишланова Светлана Леонидовна
Стр. 122 — 133
Статья посвящена истории и принципам формирования теории метафоры в рамках деривационной теории в пермской лингвистической школе. Выявлены истоки и предпосылки создания школы метафоры, описаны основные этапы развития деривационной теории метафоры, приведены основные суждения и результаты изучения метафоры в аспекте дериватологии. Проанализированы основные направления исследований метафоры и их дальнейшие перспективы: метафорическое терминопо-рождение, когнитивная метафора, метафора в дискурсе, мультимодальная метафора и метафорическая компетенция. Отмечено, что для пермской школы метафоры характерен поиск новых аспектов изучения метафоры: мультимодальной, жестовой теории метафоры. Кроме того, большое внимание уделяется прикладным исследованиям метафоры, изучению кросскультурной специфики метафоры и динамики метафоризации в различных институциональных типах дискурса. Актуальным направлением становится исследование метафорической компетенции как способности идентифицировать метафоры в дискурсе, правильно интерпретировать и применять их в собственной речи.
СТОЯ НА ПЛЕЧАХ ГИГАНТОВ: ЗАРУБЕЖНАЯ ФИЛОЛОГИЯ В ПЕРМСКОМ УНИВЕРСИТЕТЕ
Пустовалов Алексей Васильевич
Стр. 134 — 139
В статье оценивается роль филологов-зарубежников (преподавателей зарубежной литературы и иностранных языков) в истории Пермского университета. Выстраиваются значимые фигуры этого направления (А. А. Смирнов, Б. А. Кржевский, Б. Л. Богаевский, Н. П. Обнорский, А. Ф. Шамрай) начиная с момента основания университета (1916) до знаменательного события - создания филологического факультета (1960) под руководством А. А. Бельского. Подчеркивается, что университетские филологи продолжили давнюю вузовскую традицию, согласно которой при обращении к филологическим дисциплинам иностранный язык изучается вместе с его литературой, а знакомство с произведениями зарубежной литературы поддерживается знанием языков, на которых они написаны. Особый акцент делается на неоценимом вкладе, который внес Н. П. Обнорский, создатель кафедры иностранных языков, в развитие университета; утверждается, что благодаря его деятельности гуманитарная традиция в Пермском университете в 1930-е гг. окончательно не прервалась, несмотря на полное отсутствие соответствующих факультетов.