2015 год, №2

Содержание выпуска
ЗВУКО-ГРАФЕМНО-ЦВЕТОВАЯ АССОЦИАТИВНОСТЬ СОГЛАСНЫХ В КОМИ-ПЕРМЯЦКОМ ЯЗЫКЕ Статья вторая. Обсуждение эксперимента
Шляхова Светлана Сергеевна
Стр. 5 — 15
В статье обсуждаются предварительные результаты экспериментального исследования звуко-графемно-цветовой ассоциативности согласных в коми-пермяцком языке. Полученные данные по коми-пермяцкому языку интерпретируются в контексте данных по русскому, английскому и другим романо-германским языкам, полученных по той же методике. Установлено, что в коми-пермяцком языке цветовая характеристика согласных не имеет однозначной связи с характеристиками звуков, обозначаемых буквами: глухость-звонкость согласных не влияет (или не всегда влияет) на звуко-графемно-цветовую синестезию. Не обнаруживается устойчивой зависимости цветовой ассоциативности согласных от начальной согласной и следующей после нее буквы в русских и коми-пермяцких цветонаименованиях, что позволяет предположить, что звуко-графемно-цветовая синестезия коми-пермяков не всегда связана с билингвизмом. Выявлено, что коми-пермяцкие графоны не имеют устойчивой и регулярной связи с цветами, названия которых являются заимствованными из русского языка (зеленый, оранжевый, коричневый, розовый), что позволяет говорить о возможности связи «родных» букв с исконными цветонаименованиями. Предполагается, что звукoцветовая ассоциативность отдельных согласных графонов с высокой степенью вероятности представляет универсальное явление (например, русского и коми-пермяцкого Р и английского R), тогда как ассоциативность остальных согласных национально обусловлена, что требует дополнительной проверки.
ТЕРМИНЫ РОДСТВА В МИФОЛОГИЧЕСКОМ ПРОСТРАНСТВЕ (по материалам архангельских говоров)
Качинская Ирина Борисовна
Стр. 16 — 26
Термины родства относятся к группе коннотативной лексики; они легко переносятся в области, весьма далекие от протозначений, и оказываются тесно связаны с животным, растительным и предметным миром, c абстрактными понятиями; они употребляются в качестве антропонимов и топонимов, входят в междометные конструкции. Анализ производных значений терминов родства ярко демонстрирует антопоцентричность языковой картины мира. В статье рассматривается использование терминов кровного родства в русском языческом пантеоне: для обращения к мифологическим хозяевам дома, двора, овина, бани, воды, леса, поля, а также для номинации языческих духов. Показана глубокая связь язычества с христианством, что проявляется в одновременном обращении ко всем богам. Если в христианской традиции актуальны термины родства, связанные с понятиями 'отец', 'мать', 'сын', то в языческой традиции набор терминов родства гораздо шире - он связан с понятиями бабушка ~ дедушка, мать ~ отец, сестра ~ брат, тетка ~ дядя. Отсутствуют 'дочь', 'сын' (хотя имеются дети), 'внуки' и 'племянники'. В научный оборот впервые вводится богатый фактический материал, собранный филологами Московского университета в Архангельской области.
СЕМАНТИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ГЛАГОЛОВ-ЗООФОНОВ В РУССКИХ ГОВОРАХ (на материале «Лексического атласа русских народных говоров»)
Ганичева Светлана Алексеевна
Стр. 27 — 33
Статья посвящена особенностям семантики глаголов-зоофонов, выявленным при работе над картами «Лексического атласа русских народных говоров». Рассмотрены методологические вопросы, связанные с семантическим описанием материалов атласа. Проанализированы различия глаголов-зоофонов по объёму семантики, выделены два вида синонимических рядов глаголов-зоофонов: 1) ряды, в которых преобладают слова широкой семантики (обозначения вокализаций певчих птиц, сороки, медведя); 2) ряды, большую часть которых составляют видоспецифичные глаголы (обозначения вокализаций волка, лося, кукушки, гуся, тетерева, журавля и др.). Охарактеризованы случаи отсутствия специальных лексем для обозначения вокализаций некоторых диких животных и птиц (соответствующие значения выражены глаголами широкой семантики или глаголами, обычно соотносящимися с домашними животными или птицами). В заключение рассмотрена семантическая дифференциация глаголов-зоофонов, относящихся к одному и тому же виду живых существ, связанная с гендер-ным или ситуативным варьированием вокализаций.
О ВОСПРИЯТИИ НЕКОТОРЫХ РУССКИХ ВЕРБАЛЬНЫХ ХЕЗИТАТИВОВ НОСИТЕЛЯМИ ДРУГИХ ЯЗЫКОВ
Кутруева Наталья Георгиевна
Стр. 34 — 43
Настоящая статья продолжает серию исследований, посвященных вербальному заполнению хези-тационных пауз в русской устной спонтанной речи, конечной целью которых является создание специального словаря вербальных хезитативов. В разговорной речи существует довольно большой пласт единиц, не зафиксированных в традиционных словарях и грамматиках. Одной из ярких особенностей спонтанной речи, которая обдумывается и порождается в одно и то же время, являются разного рода хезитационные элементы, в том числе и целые хезитационные конструкции, в которых вербализуются колебания говорящего в выборе речевых средств. Такие элементы, как показал анализ корпусного материала, весьма разнообразны - (не) это самое, (я) не знаю, (я) (не) думаю (что), в (на) самом деле, короче (говоря), собственно (говоря) и под. - и легко поддаются систематизации с точки зрения функций, выполняемых ими в спонтанной речи. Такие единицы в дальнейшем мы будем называть дискурсивными. В состав дискурсивных единиц входят неречевые (э-э, м-м, а-а), условно-речевые хезитативы (вот, ну, типа) и вербализованные хезитационные конструкции. Конкретным объектом исследования стала «лексикализованная конструкция с местоименным компонентом» (В. И. Подлесская) как его (ее, их). Статья посвящена восприятию носителями немецкого и английского языков исследуемой конструкции спонтанной русской речи и специфике ее перевода с русского на родной язык иностранцев.
ПЕРВЫЕ РОССИЙСКИЕ ГРАММАТИКИ АНГЛИЙСКОГО ЯЗЫКА: СОДЕРЖАНИЕ, ПРЕДЪЯВЛЕНИЕ МАТЕРИАЛА, МЕТОДЫ
Брылина Елена Александровна, Сидорова Ольга Григорьевна
Стр. 44 — 52
Исследуется особая группа книг - грамматические руководства по английскому языку XVIII -начала XIX в., изданные русскими авторами. Последовательный анализ этих грамматик выявляет их структурно-тематическое единство на этапе становления и постепенные структурные трансформации в начале XIX в. Рассматривается проблема толкования термина «грамматика» в диахронном аспекте. Авторами анализируются методы подачи грамматического материала и грамматическая терминология пособий. Особое внимание уделяется изменению подходов к преподаванию иностранного языка. Делаются выводы о сужении термина «грамматика» в современном понимании и об изменении предъявления материала.
ФОРМИРОВАНИЕ ЗНАЧЕНИЯ СЛОВА 'STRUGGLE' В АНГЛИЙСКОМ ЯЗЫКЕ
Мишланова Светлана Леонидовна, Катлишина Татьяна Сергеевна
Стр. 53 — 61
Статья посвящена историко-лексикологическому исследованию, ставящему целью выявление семантических особенностей английского слова 'struggle'. Основываясь на диахронном подходе к языку, авторы рассматривают семантическое изменение слова 'struggle' на определенных отрезках исторического времени. Проводится этимологический анализ лексической единицы 'struggle', описывается ее словообразовательная структура, обнаруживаются закономерные изменения слова на фонетическом, лексическом, семантическом уровнях. Внимание исследователей акцентируется на проблеме лексической многозначности языковой единицы 'struggle'. Полисемия обнаруживается также при анализе ее внутренней смысловой структуры, выявляющем сигнификативное, структурное, эмо-тивное, а также денотативное значения исследуемого слова.
МОДЕЛИ СОЗДАНИЯ ЯЗЫКОВОЙ ИГРЫ В СИТУАЦИИ ИСКУССТВЕННОГО БИЛИНГВИЗМА
Кунщикова Марина Олеговна
Стр. 62 — 68
Работа написана в контексте изучения процессов овладения английским языком вне языковой среды, получивших большое распространение в современном мире. Описываются и классифицируются модели создания языковой игры в ситуации искусственного билингвизма, под которым понимается владение двумя языковыми системами, одна из которых приобретена в процессе обучения. Наблюдаемые факты языковой игры обозначаются термином «игрема». Предлагаемая типология языковой игры охватывает фонетический, морфологический и лексический языковые уровни. На основе этих лингвокреативных особенностей в речи искусственных билингвов выделяются десять моделей языковой игры, каждая из которых имеет свою специфику взаимодействия планов выражения и планов содержания игрем и стимулирующих их языковых фактов. При этом отмечается, что в большинстве случаев языковая игра при искусственном билингвизме нагружена содержательно и она сама оказывается неотъемлемой чертой искусственного билингвизма при достаточно высоком уровне владения вторым языком, поскольку языковая игра в отличие от языковой ошибки создается преднамеренно.
РЕКЛАМНЫЙ ТЕКСТ В ПРОСТРАНСТВЕ КУЛЬТУРЫ И МЕЖКУЛЬТУРНОЙ КОММУНИКАЦИИ
Вань Нин
Стр. 69 — 76
Статья посвящена рассмотрению некоторых теоретических аспектов рекламной коммуникации как одного из видов межкультурного взаимодействия. Утверждается, что реклама - это особый вид гуманитарно-экономической деятельности, вбирающей в себя черты национально-специфического и общемирового (глобального) свойств, которые неизбежно реализуются в языковой ткани текста. Практическая часть исследования выполнена на материале рекламных текстов автомобильной тематики, функционирующих в русском и китайском рекламном медиадискурсе. Специальным объектом анализа являются слоганы как центральные и самые яркие компоненты содержания этих текстов. Приводятся результаты социолингвистического исследования, направленного на выявление зон культурного совпадения и культурного несовпадения в восприятии и понимании текстов автомобильной рекламы. Определяются ценностные предпочтения и вкусовые ориентиры по отношению к автомобилю, предопределённые этническими причинами - условиями жизни, географией, культурными традициями, особенностями быта русского и китайского народов. Сходства и различия в отношении к автомобилю, обнаруженные в русской и китайской картинах мира, систематизируются по степени значимости и в гендерном аспекте. В заключение делается вывод о том, что восприятие рекламного сообщения, с одной стороны, непосредственно вплетено в культуру народа и его картину мира, а с другой - связано с общемировым рекламным дискурсом, с правилами и тенденциями информирования о том или ином продукте, поэтому рекламный текст занимает сегодня одно из существенных мест в глобальном медиапространстве и представляет собой один из способов межкультурного взаимодействия.
МЕТАФОРЫ В КОНТЕКСТЕ ИНТЕРНЕТ-ОПОСРЕДОВАННОЙ МЕДИЦИНСКОЙ КОММУНИКАЦИИ
Богатикова Евгения Павловна
Стр. 77 — 83
Статья посвящена изучению метафоры в интернет-опосредованной медицинской коммуникации. Медицинская коммуникация - это процесс передачи знания между статусно и компетентностно неравными участниками (врачом и пациентом), которые вербализуют свои знания разным образом. Метафора является одним из ключевых способов категоризации и концептуализации опыта и, таким образом, отражает знания индивида о мире и своем месте в нем. Можно предположить, что носители асимметричных уровней знания актуализируют информацию об одном событии при помощи разных метафор. Понимание того, как функционирует механизм метафоризации, способствует оптимизации коммуникации между экспертом и неэкспертом. В данной работе приводится обзор работ, касающихся когнитивной теории метафоры, метафорического моделирования, метафоры в дискурсе, особенностей профессиональной коммуникации, особенностей экспликации знания участниками коммуникации. Рассматривается одна из разновидностей метафор - прямая метафора, отличительной чертой которой является прямое указание на область-источник в тексте при помощи слов-маркеров, что упрощает идентификацию данного типа метафоры в дискурсе. Результаты исследования позволили осуществить метафорическое моделирование, продемонстрировать задействование тех или иных областей-источников участниками медицинской коммуникации и сделать соответствующие выводы.
СОВРЕМЕННЫЙ ЦЕРКОВНО-РЕЛИГИОЗНЫЙ ДИСКУРС В АСПЕКТЕ ПРОБЛЕМ СУДЕБНОЙ ЛИНГВИСТИКИ
Мишланов Валерий Александрович, Салимовский Владимир Александрович
Стр. 84 — 96
В статье освещаются актуальные проблемы лингвоконфликтологии и судебной лингвистики, анализируются положения Закона РФ «О противодействии экстремистской деятельности», связанные с речевым экстремизмом, проявляющимся в текстах церковно-религиозной сферы. Подчеркивается, что тексты религиозного дискурса в значительно большей мере, чем другие тексты «дискурса вражды» (например, направленные на возбуждение этнической или социальной ненависти), «сопротивляются» объективной юридической квалификации и правоприменительной практике. Решение проблем правоприменения в сфере религиозного экстремизма требует, по мнению авторов, совместного участия правоведов и лингвистов-экспертов, при этом к компетенции лингвистики относятся не только вопросы юрислингвистики и методики лингвистической экспертизы конфликтогенного текста, но и лингвистическое обеспечение законотворческого процесса (особенно в том случае, когда дело касается правового регулирования речевой коммуникации). Выявляются языковые и семиотические особенности текстов различных жанров церковно-религиозного дискурса. Отмечается, что т.н. «бого-дохновенные» тексты, т.е. священные тексты мировых религий (такие как Библия, Коран, Авеста и др.), возникшие в глубокой древности и в течение многих веков служившие (и продолжающие служить в наше время) семиотической базой духовной культуры этносов, принадлежащих к той или иной мировой религии, не могут быть объектом правового регулирования, в отличие от современных проповеднических и иных текстов религиозного дискурса, в которых с определенными коммуникативными целями интерпретируются те или иные фрагменты священного текста. Авторы приходят к выводу, что в существенной доработке нуждается законодательная и лингвистическая база правоприменения в отношении коммуникативной деятельности т.н. деструктивных (тоталитарных) сект -таких как «Саентология», «Свидетели Иеговы» и др. Отмечается, в частности, что антиэкстремистское законодательство России не дает достаточных оснований для запрета проповеднической деятельности руководителей большинства сект, в то же время не вызывает сомнений, что во многих случаях их деятельность несет угрозу обществу и поэтому должна быть запрещена. Подчеркивается, что правовая квалификация речевой деятельности проповедников деструктивных религиозных учений обеспечивается комплексной экспертизой, с участием не только лингвистов, но и специалистов многих других областей гуманитарного знания.
«ИСКУССТВО КРОЙКИ И ШИТЬЯ» (заметки к теме)
Петрова Наталия Александровна
Стр. 97 — 105
Объектом анализа в статье является образ портного в литературе (начиная с первого портного - Адама), что не подразумевает исследования всех текстов, содержащих этот образ, но позволяет выявить некоторые черты, характерные для его эволюции. Два типа, отчетливо сформировавшиеся в литературе, - это «портной» и «портняжка». «Портняжка» - маленький, но храбрый подмастерье, готовый променять ремесло на власть и славу; «портной» - бедняк и пьяница, верный своей профессии, жаждущий богатства, снимающий одежду со своего клиента в прямом (Гримм) и метафорическом смысле (Андерсен). «Портняжка - характер, «портной» - способ проникновения в суть вещей. «Портняжка воплощает героизм, «портной» - рутину быта. «Портняжка преуспевает благодаря удаче, «портной» получает материальную выгоду с помощью волшебства. Жизнь «портняжки» зависит от случая, «портного» - от судьбы. Портной - человек искусства, хозяин жизни и смерти: мастерство называется «делом», что порождает языковую игру: шить одежду - шить дело. Перешив одежды чреват сменой судьбы. Образ «портного» - символ трагического несоответствия ожиданий и их реализации. Потенциальная способность к «перекраиванию» мира не спасает портного от роли жертвы.
ОБРАЗЫ ПОМЕЩИКОВ-АНГЛОМАНОВ В РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ XIX ВЕКА
Цветкова Марина Владимировна
Стр. 106 — 111
Статья посвящена исследованию изображения помещиков-англоманов в русской литературе XIX в. Материалом для анализа стали произведения А.С. Пушкина «Барышня-крестьянка» и И.С. Тургенева «Дворянское гнездо» и «Отцы и дети», в которых прослеживаются основные тенденции в изображении помещиков-англоманов в русской литературе названного периода. Увлечение английским образом жизни, способом ведения хозяйства, системой образования и воспитания неизменно преподносится в комическом ключе как глубоко чуждое русскому духу. Англомания в произведениях обоих авторов представлена как явление поверхностное, не затрагивающее глубоко ни душу, ни сознание героев. Обнаруженные и описанные тенденции проецируются в то же время и на отношение к Англии и англичанам в русском обществе ХК в.
«НИЗВЕРЖЕНИЕ» ЛИНЕЙНОГО ВРЕМЕНИ В РОМАНЕ Д.Г. ЛОУРЕНСА «СЫНОВЬЯ И ЛЮБОВНИКИ»
Проскурнин Борис Михайлович
Стр. 112 — 119
Статья посвящена вопросам художественного времени в одном из самых известных романов писателя-модерниста Д.Г. Лоуренса. Проблема художественного времени - одна из центральных для писателей-модернистов, ориентировавшихся на художественное воспроизведение рефлексии индивида по поводу своего жизненного опыта, а не на реконструкцию жизни как таковой; они в большей степени были заняты изображением того, какие издержки внутренней жизни возникают, когда индивид проживает определенные внешние событийные обстоятельства, прежде всего - в случае повествования о молодом герое, вступающем в жизнь. Анализируемый в статье роман построен на основе взаимодействия нескольких сюжетных узлов: социопанорамных, биографических (Bildungsroman), автобиографических, психолого-аналитических, каждый из которых по-своему влияет на общую темпоральную структуру романа. В эссе показывается, насколько сложной оказывается она, являя собой синтез семейного, биографического, личностного, исторического, эпического, надперсонального (вечного) времени. Автор доказывает, что Д.Г. Лоуренс, стремясь дать как можно более полную картину внутреннего проживания героем событий его взросления и внешне сохраняя однонаправленность временной координаты сюжета, смешивает традиционную и экспериментаторскую временные парадигмы, замедляя и ускоряя движение времени в зависимости от воспроизводимых внутренних состояний героя.
ОБРАЗНЫЙ СТРОЙ «ЛИРИЧЕСКОЙ ПОВЕСТИ» В. И. СТРАЖЕВА «ПУТЬ ГОЛУБИНЫЙ»
Фоминых Татьяна Николаевна
Стр. 120 — 128
Виктор Иванович Стражев принадлежит к числу неоправданно забытых писателей первой трети ХХ в. Статья посвящена изучению образного строя третьей книги его стихотворений, озаглавленной «Путь голубиный» (1908). «Путь голубиный» рассматривается в русле символистской традиции. Отмечается, что эпитет «голубиный», вынесенный в заглавие сборника, указывает на «Голубиную книгу» как на один из его историко-литературных контекстов. Подчеркивается, что выбор в качестве «ориентира» апокрифической «Голубиной книги», соединяющей языческие и христианские взгляды на мир, свидетельствует об идейно-эстетических предпочтениях автора и вписывается в широко распространенные на рубеже веков представления о «возрастании» христианства над язычеством. Сюжет «лирической повести» строится на единстве образов, восходящих, с одной стороны, к духовному стиху о «Голубиной книге», с другой - к символистскому мифу о Душе мира, Вечной женственности. Попытка обрести Бога в возлюбленной герою не удается, но и поводом свернуть с пути богопознания не становится. Конечной точкой его маршрута оказывается порог «вечернего скита»; с молитвой связывается его надежда на преодоление «лукавых далей маеты». Вопрос о том, какому именно Богу собирается молиться стражевский герой, остается открытым: в скитах находились кельи и монахов-отшельников, и беглых старообрядцев, так что его вера может быть как ортодоксально-церковной, так и еретической (языческой или сектантской). Отсутствие авторских уточнений, связанных с конфессиональной принадлежностью героя, принципиально; оно воспринимается как выражение «всебожия», являющегося одной из характерных примет символистской картины мира и художественного мира Стражева.
ТОПОС ПОСТСОВЕТСКОЙ ШКОЛЫ В РУССКОМ РАССКАЗЕ РУБЕЖА ХХ-XXI ВЕКОВ
Бурдина Светлана Викторовна, Мокрушина Ольга Анатольевна
Стр. 129 — 135
В статье анализируются русские рассказы рубежа ХХ-XXI вв., в той или иной форме разрабатывающие школьную проблематику. Показывается, что современные рассказы о школе не ограничиваются психологическими зарисовками отдельных типов и ситуаций, характерных для учебных заведений постсоветского периода. Авторы наиболее значительных произведений этого жанра («Гроза. 1987 г.» Л. Юзефовича, «Обстоятельство времени» А. Матвеевой, «Нежный возраст» А. Геласимова, «Химич» Ю. Буйды), обращаясь к школьным реалиям, выходят на глубокое обобщение о времени, мире и человеке; образ школы, созданный авторами рассказов, объемен, неоднозначен и многогранен. Отмечается, что тенденция изображения школы в негативном свете, характерная в целом для русской литературы, отчасти корректируется авторами произведений малых жанров, особенно тех, которые адресованы непосредственно детям (рассказы С. Сороки, Т. Крюковой, Ю. Вийры).